Украденная-любовь-или-ребенок-инструмент

Хочу начать с жизненных примеров и коснуться детских переживаний. Те ситуации о которых я пишу очень распространены. Примеры я использую с разрешения моих клиентов. Цель статьи – обратить внимание на переживания и страдания ребенка, когда взрослые не могут договориться…

Ребенок инструмент...

На прием приходит женщина, ухоженная, одета с иголочки, с маленьким ребенком. Ребенок славный. Даже очень. Женщина начинает говорить, какой “плохой муж, столько крови выпил, негодяй”, разводится с ним, “так как поняла с кем живёт”. Замечаю, что мама совершенно не заботится о том, ЧТО слышит ребенок. Жалуется, что “муж хочет забрать дочь, нужно дать характеристику в соц службы, помогите!” Ребенок начинает заметно нервничать, когда речь идет о папе… Женщина внезапно начинает рыдать (уж сильно демонстративно показывает свои страдания). Объясняет мне, “что ребенку полтора года, и она не хочет видеть папу”.  Замечаю за собой, что не откликаюсь сочувствием, как-то все выглядит слишком театрально. Приглашаю папу… Приходит солидно одетый мужчина, выглядит сдержанно, воспитан, с нескрываемым отчаяньем в глазах. Говорит, что любит дочь. Сильно любит. Что жена не разрешает видеться, постоянно истерит, говорит ребенку, что папа хочет тебя забрать. “Я могу видеть свою дочь только в садике, она бежит ко мне, и мы долго сидим с ней в объятиях. Я в отчаянье». На глазах у папы наворачиваются слезы, по мужски их прячет. Он говорит о боли с опущенной головой, о том, что на все согласен, только “лишь бы дочь была счастлива”. Что не выносит разлуки… Я ему поверила. Было трогательно наблюдать любовь отца к дочери, прониклась сочувствием к его переживаниям.

Еще один из случаев моей практики. Приходит молодая, ну уж очень красивая женщина, запрос – написать психологическую характеристику в соц службы. Причина, что муж избивал ее на глазах у ребенка. Она решила уйти, т.к. невыносимо. «Стала понимать, что не хочу так жить, не хочу, чтобы мой ребенок страдал». Отец ребёнка, теперь преследует их, то она вызывает полицию, то он вызывает полицию. Ребенок напуган. Но отец слышать не хочет, он хочет видеть ребенка, а в том, что он ее бьет это ее вина. Если бы вела себя хорошо, тогда он бы пальцем не тронул. Женщина плачет, ее жизнь превратилась в ад. За год она поменяла 6 квартир прячась от отца деспота. Она жутко боится, так как один раз отец украл ребёнка и три дня не давал знать о себе. Спрашиваю отца ребёнка, – “а как вы думаете, что чувствует ваша дочь, когда в детском саду полиция?” Замечаю, что он не слышит меня, – «это ее мать виновата!!!” И полилось ведро мерзости в сторону жены. Я понимают, что ему все равно, что чувствует ребенок, ему важнее всего вернуть жену любой ценой. Жертву, которая долгое время подчинялась, а теперь «осмелела сволочь», решила уйти. Садист внутри него бушевал и жаждал мести. А ребёнок напуган до потери сознания, ужасно боится потерять мать, отчаянное бессилие, смешанное с амбивалентными чувствами, полнейшая незащищённость и неуверенность в том, что ее любят. Ужасающая фраза отца: «ты будешь жить со мной!». А ребенок очень любит маму, он не хочет расставаться с ней. И папу он тоже любит. Уходя в детский сад, он все время плачет не отпуская маму, а если и отпустил, то постоянно думает о ней. Он любит папу, но всё время боится его прихода. Любит и боится. НО, больше всего боится потерять маму.

Еще, один случай… Звонок.  Слышу мужской голос – «помогите, у моей сестры муж хочет отобрать трое детей, пытается лишить ее материнских прав». Соглашаюсь помочь. Моя миссия, сопровождать детей в суде, дав характеристику всей этой ситуации. Узнаю, что жила семья и у них все было хорошо. Иногда муж напивался, иногда прикладывал руку к жене. Деньги приносил все было терпимо до поры до времени. Потом муж стал пропадать, но ночь не приходить, работал в полиции, якобы задерживался на службе. Стал агрессивным, стал больше прикладывать руки к жене. К счастью, детей не трогал. Жена не выдержала, решила уйти. И началось. Суд. Социальные службы как удивительно для меня стали поддерживать сторону отца. (Примечание: я за то, чтобы у детей были всегда мама и папа, которые могут договариваться и даже если не живут вместе, воспитывать детей). Жизнь детей превратилась в ад. Когда дети с папой, – им невыносимо слышать, что мать плохая, не брезгуя подробностями из личной жизни, не подбирая слов. Когда дети с мамой, – видят страх женщины, которая боится панически, что могут забрать у нее детей, т.к она не работает, на руках у нее 2-х летний ребёнок, что у мужа связи в полиции. Причина страха женщины, основательная. Она знала, что однажды он отсудил ребенка у первой жены, отдав его на воспитание своим родителям. Мать того мальчика от беспомощности и полного бессилия сошла с ума. Ее принудительно положили в психиатрическую клинику. А ребенок вырос с убеждением, что его мать бросила, что она была плохая. Не зная всей правды, которую хранили в тайне, да и не готов ребенок знать истину, ведь она очень болезненная. Легче жить в отрицании…

Еще, один случай из практики. Приходит мама подростка. Рассказывает – «Я всю жизнь много работала, чтобы дать дочери все. Я купила квартиру, машину. И все делала для нее. Я разошлась с мужем рано, не сложились отношения. Помогала мне в воспитании дочери свекровь. Она меня никогда не любила, я это чувствовала, но для меня важнее всего, чтобы любили мою дочь. Любви для ребенка никогда не бывает мало. Когда я сутками была на работе, постоянно проводила время с дочерью бабушка. Она и спать укладывала, и сказки рассказывала, и в школу водила и уроки делала. Нет смысла было в няне, если рядом любящая бабушка. Я видела, что она любит внучку. Я не препятствовала видеть дочь отцу. Все для моей любимой девочки. Хотя внутри понимала, что допускаю ошибку. Я стала замечать, что моя девочка, стала удалятся от меня, такое ощущения, что она смотрит на меня не своими глазами, а глазами бабушки. Когда мы вместе с ней отдыхаем без бабушки тогда у нас все хорошо. Когда рядом бабушка, с дочерью конфликты. Она стала меня обвинять, я давала объяснения. Возможно я была не идеальной матерью, но я все делала для ребенка, руководствуясь любовью”.  И вот однажды сора и дочь уходит… к бабушке. Женщина затихает и сдерживая слезы, стойко держась, как оловянный солдатик, продолжает – «Я чувствую, что для дочери я лишь мешок денег, я чувствую, что меня обокрали, я часто слышу фразы своей свекрови. Мою дочь потихоньку украли у меня…». Самое страшное, что такое поведение подростка поддерживают бабушка и отец. Они ничего не делают, чтобы вернуть дочь матери. Отец занят своей жизнью. А бабушка все сделала, чтобы убедить внучку, в том, что ее мать – никчемная. Ни в коем случае не прямо, не агрессивно, а тонко, косвенно, искусно – с заботой «бедная моя девочка, как тебе не повезло с матерью. Ничего, она про это пожалеет». Как по мне, это моральное преступление по отношению к чувствам ребёнка и к материнским чувствам. Бабушке необходимо быть бабушкой, и ни в коем случае не конкурировать с матерью ребенка за роль матери и за детскую любовь. Это психологически ранит ребенка.

Таких историй много. С разными оттенками и совершенно с разным результатом. Они пронизаны болью и страданиями ребенка. Взрослым не до него. Они заняты выяснениями отношений. Ребёнок чувствует себя предметом. Его делят, им манипулируют. Им наказывают. А его нет. Его не слышат, его не чувствуют, у него не спрашивают. Решают за него. Ребенок замыкается. Он боится. Он любит обоих и не понимает, почему взрослые так жестоки. Ребенок оказывается оружием в руках родителей, которым они пытаются продолжать причинять боль друг другу. А потом всю жизнь себя чувствует виноватым, даже не понимая почему. Когда-то любящие друг друга люди, а сейчас ослепленные ненавистью, обидой, “злобищем” в связи с личными неудачами, отравляют этими низкими чувствами и настоящую и будущую жизнь своего ребенка. Долгое время или даже всегда остаются противниками, врагами, стремятся перетянуть друг у друга ребенка на свою сторону, получить его поддержку в своей вражде. Бабушки всегда на стороне своих собственных обиженных детей. И не побрезгует высказаться негативно в сторону своего «сегодняшнего врага».  И ребёнку, чтобы выжить нужно принять чью-то сторону, иногда даже согласится с “любящим агрессором”, слиться, чтобы адаптироваться, чтобы выжить. И не всегда ребенок владеет нужной информацией, не всегда способен определить кто прав, а кто виноват. Он не в состоянии быть судьёй или адвокатом одного из родителей. Он всего лишь ребенок. Ему сложно понять мир взрослых. Он учится так выжить в этой ситуации. А потом научается также строить отношения в своей семье. Сценарий может повториться.

Ребенок чувствует себя разобранным, расщепленным, невротично тревожным, плаксивым или агрессивным. Он склонен к депрессиям, он постоянно живёт как на войне, не зная с какой стороны полетят бомбы.  

До 12 лет ребенок больше привязан к матери, ему жизненно необходимо быть с ней. Поэтому чаще всего, в лучшем случае, ребенок остается с матерью, отец не претендует на право постоянно воспитывать ребенка, и это правильно. Но на самом деле, ребенку лучше с тем родителем, который меньше имеет негатива по отношению к другому, меньше агрессивен. Ребенку хорошо с добрым, понимающим и принимающим родителем.

Когда родители льют грязь друг на друга в присутствии ребенка – ребенок чувствует себя плохим и ничтожным. Ведь в нем живут папа и мама. А если ребенок случайно услышал фразу – «ты весь в отца, если тебе что-то не нравится, тогда и вали к нему». Он чувствует себя ненужным, отвергаемым и будучи подростком может уйти, якобы соглашаясь с таким объяснением. Только самооценка снижена. «Я плохой» или «Я не хороший» по жизни может давать знать о себе формируя «личностную беспомощность», а с ней сложно, чувствовать себя уверенным, сложно достигать успеха и чувствовать себя комфортно.

Вы спросите у меня, а встречала ли я такие семьи, которые разводясь, смогли договориться КАК они будут воспитывать ребенка? Конечно встречала. И я горжусь ими. Они все сделали, чтобы позаботится о своём ребенке. Не смотря на боль расставания, они смогли объяснить ребенку, что все, что между родителями происходит, ребенок не виноват, что они продолжают оба любить его, что будут оба заботится о нем. Оба родителя, участвовали в воспитании, поочерёдно ходили на школьные собрания. Папа помогал справляться с математикой, мама с литературой. Оба родителя создали семьи, и смогли остаться родителями в полном смысле этого слова. Они договорились не унижать друг друга, а выяснять отношения не в присутствии ребенка. Они не побоялись оба пойти к психологу, чтобы оставаться добрыми родителями в отношении своих детей. И бабушек, и дедушек настроили не вмешиваться в их отношения, «мы взрослые, сами разберемся, а вы продолжайте любить своего внука». Я радуюсь, что я знаю не одну такую семью.

Ребёнку нужны папа и мама, дедушки и бабушки. Ему нужны близкие люди, которые добры к нему, которые любят его безусловно. Ребенок хочет чувствовать себя в безопасности, он нуждается в заботе обеих родителей. Важно, чтобы ребенок никогда не был вещью, инструментом или оружием в руках взрослых. Он хочет быть ценностью, хочет быть психологически живым. Он нуждается в любви, уважении и принадлежности к обоим родителям. А ведь он умеет любить безусловно. Он хочет чувствовать себя хорошо и быть хорошим. Так хочется, чтобы ПРО ВСЕ ЭТО понимали взрослые, которые окружают ребенка.

Будьте чутки к своим детям!

Наталья Простун, prostunnata.blogspot.com

Shares