Свобода выбора: жить или не жить ребенку. Часть 1

Часть 1. Суть проблемы

В международных документах право на аборт часто фигурирует как право на «свободный выбор», право на «решение прерывать беременность», право на «личные индивидуальные решения», на «свободу от материнства» и др. Такие названия скрывают истинную сущность вещей, расширяя границы свободы человека, в том числе свободы от долга и ответственности.

17 июня 2015 г. в Верховной Раде Украины состоялись Парламентские слушания на тему «Семейная политика Украины – цели и задачи». Председательствующий А. Парубий относительно проблем семьи подчеркнул, что «нельзя всё сводить к финансовому обеспечению. Невозможно подготовить человека к семейной жизни на коротких курсах перед заключением брака. Этот процесс необходимо начинать еще с детства, с семьи, с детского сада и школы, объясняя ребенку простыми словами, что такое семья, кто такой муж и жена, их права и обязанности. Отдельное внимание нужно уделить пропаганде семейных ценностей в информационном пространстве». В процессе данных слушаний обращалось внимание на многочисленные проблемы как детей, так и родителей. К сожалению, в ценностном контексте вопроса абортов (то есть искусственного прерывания нежелательной для матери или обоих родителей беременности) не поднимался. Хотя данное явление вредно не только в отношении к здоровью женщины, но и в определенном идеологическом смысле. Для этого следует вспомнить, какой смысл в себе несет вопрос выбора в отношении еще нерождённого ребенка (жить ему или не жить, рождаться или нет).

В конце 1960-х годов группа, которая выступала за аборты в США, выдвинула идеологию «pro choice» (за выбор). Постепенно цели, связанные с идеей абортов, стали подменять другими, обоснованными тем, что зародыш не является индивидом и даже человеком. Однако аргументы идеологии «pro choice» не выдерживают открытого сопоставления с научными данными. Сторонники этого движения пропагандируют узкое толкование таких понятий, как свобода, истина, нравственный выбор, любовь. Стремление к удовольствию и личному самоутверждению они ставят выше любви как дара и тем самым выступают против фундаментальной христианской ценности, которой являются уникальные отношения матери и ребенка. Секуляризованный гуманизм идеологов «pro choice» на поддержку неограниченного выбора делает свой вклад в распространение «культуры» смерти. Таким образом, убийство нерожденных детей становится «медицинской процедурой», «врачебным вмешательством» и тому подобное.

Но, по-сути, женщина, которая таким образом освободилась от материнства, не перестает быть матерью, она становится матерью мертвого ребенка.

На сегодня ст. 6 Закона Украины «Об охране детства» указывает, что «каждый ребенок имеет право на жизнь с момента определения его живорожденным и жизнеспособным по критериям Всемирной организации здравоохранения».

1аНо это право касается рожденных детей. Однако жизнь и здоровье ребенка требует охраны и защиты еще до его рождения, особенно это имеет отношение к искусственному прерыванию беременности, просто по желанию матери, даже не имея для этого каких-либо серьезных медицинских или социальных показателей. В таком случае ребенок оказывается незащищенным ни со стороны государства, ни со стороны родителей и лишается права не просто жить, но и права родиться. И причиной этому часто является просто право на свободу выбора со стороны родителей ребенка, и эта «свобода» решает, будет жить ребенок или нет.

Кардинал Йозеф Хьоффнер пишет, что законы государства, которые «нарушают основные нормы естественного права, являются недействительными. Закон, который отрицает, например, право на жизнь, является недействительным, и судья, который вершит «правосудие» в соответствии с этим законом или палач, который исполняет этот приговор, или же преступник, причем во все времена и во всех культурах».

Складывается впечатление, что в мире усиливается тенденция отношения к человеку только как к физическому феномену, теряется истинная ценность человека, его жизни и достоинства, искажается, в частности, понимание свободы и её высшей цели.

В Украине право на жизнь нарушается отсутствием законодательного запрета на преждевременное прерывание беременности – абортов – и искусственное досрочное вызывание родов у будущих матерей с целью избавиться от уже живого, но еще нерождённого ребенка.

С одной стороны, закон показывает на зачатого человека как на определенную ценность, не только жизнь которого, но и имущество находится под защитой государства. В то же время закон не запрещает этого незащищенного субъекта лишить жизни самой матерью, которая не несет никакой ответственности за такое деяние против собственного ребенка. Имеется в виду государственная легализация абортов (искусственного прерывания беременности) как средства планирования семьи.

В дискуссии об абортах сердцевиной научной проблемы является вопрос о личности человека. Главное отличие между человеком и другими живыми существами, собственно, сводится к тому, что человек является личным бытием, которому присущи такие фундаментальные черты, как сознание, рациональность, воля, способность к трансценденции, а также переживать эмоциональные состояния и иметь интересы. Почему суть проблемы абортов сводится к этому? Если человек является личным существом, то она является субъектом прав, которые гарантируют ему удовлетворение интересов, а прежде всего, это право на жизнь. И если в отношении взрослых лиц вопрос об их личности не возникает, почему он возникает в отношении нерождённых?

Моральная оценка католической церкви относительно этого является однозначной. Второй Ватиканский собор называет аборт, наряду с детоубийством, «страшным преступлением». И все же осуществляются дальнейшие попытки превратить это преступление в право настолько, что «выдвигается требование, чтобы государство признало их полную легальность, а сотрудники органов здравоохранения осуществляли это бесплатно».

Согласно данным эмбриологии человека, индивидуальность живого человека сохраняется от момента оплодотворения в течение всего развития и вплоть до смерти, меняется только фенотип (внешний вид). Сегодня это доказанный, как элементарный принцип биологии, факт.

К сожалению, сейчас отсутствует единодушная позиция относительно решения этой проблемы и у судей Европейского Суда по правам человека, поскольку обычно Европейский суд человеком считает живорождённое человеческое существо. Однако не отрицается возможная психическая деятельность человеческого эмбриона.

В международных документах право на аборт часто фигурирует как право на «свободный выбор», право на «решение прерывать беременность», право на «личные индивидуальные решения», на «свободу от материнства» и др.

Как видно, такие названия скрывают истинную сущность вещей, расширяя границы свободы человека, в том числе свободы от долга и ответственности.

Елена Львова, специально для конкурса, territoriaO.info
(науч. работник в сфере юриспруденции)

Смотрите также:

Жертвы сексуального насилия

Как объяснить ребенку откуда берутся дети

Последствия просмотра порнографии

Shares