Почему назначили, а потом уволили Адриана Буковинского с должности Уполномоченного по вопросам семьи

Адриан-Буковинский

Адриан Буковинский — эксперт по вопросам семейной политики и семейных отношений, кандидат философских наук, президент всеукраинского благотворительного фонда «Семья». Кабинет министров Украины 3 марта 2016 г. издал указ о назначении Адриана Буковинского на новую в государстве должность – уполномоченного по вопросам семьи и семейных ценностей. Но через несколько дней объявил, что проведет открытый конкурс на кандидата на эту должность.

За несколько дней, разделяющих эти два постановления, произошел ряд событий, в частности, очень бурная реакция на кандидатуру Адриана Буковинского со стороны украинских ЛГБТ-активистов, поддержанная СМИ. Адриана Буковинского обвинили в гомофобии, а также в связях с сектой Ильи Догнала, которая называет себя «Украинская правоверная греко-католическая церковь» (УПГКЦ).

Это интервью, данное пресс-службе Ассоциации «Еммануил» — одна из первых развернутых бесед с Адрианом Буковинским. Здесь затронуты наиболее острые вопросы: о политической подоплеке открытого конкурса, инициированного Кабинетом министров; о государственной семейной политике и представителях ЛГБТ; о связях с сектой Догнала; о тех главных задачах, которые предстанут перед государственным уполномоченным по вопросам семьи и семейных ценностей – кто бы ни занял эту должность.

– Адриан, добрый день. Скажите, пожалуйста, было ли неожиданностью назначение вас Уполномоченным по вопросам семьи?

– Я не могу сказать, что это было неожиданно. Это стало результатом многолетнего труда. Последнее моё выступление за трибуной парламентских слушаний на тему «Семейная политика. Цели и задачи», состоявшееся 17 июня 2015 года, где звучал мой доклад о том, что должно измениться в государстве в контексте формирования действенной эффективной семейной политики. Это было решением государственных органов власти, их реакцией на соответствующие вызовы общества, понимание того, что в этом направлении надо принимать действенные меры.

– Было ли неожиданностью снятие с этой должности?

– Да, это было неожиданно. Я такие прецеденты даже не могу вспомнить, чтобы решением правительства назначили на должность, а буквально через несколько дней на сайте появилась информация о конкурсе на эту должность. Логики никакой нет.

– То есть вас даже официально не предупредили?

– Да. Я об этом узнал из интернет-ресурсов. Мне позвонили знакомые, сказали, что на сайте Кабмина была размещена соответствующая информация.

– Есть мнение, что снятие вас с должности было по политическим мотивам. Просто некоторые люди воспользовались этой публикацией на национальном ЛГБТ-портале и привели вашу цитату с конференции 2013 года.

– Это основная причина. Потому ЛГБТ-сообщество отреагировало истерически, я бы сказал. А моя позиция общеизвестна. Я человек публичный, часто выступаю в качестве эксперта в Верховной раде. Моя позиция заключается в том, что семья – это естественно, когда это союз между мужчиной и женщиной. У ЛГБТ-сообщества на это другие взгляды. Они имеют право иметь свои взгляды, но это наши разные полюса.

– Вы тогда практически приравняли людей с сексуальной нетрадиционной ориентацией к зоофилам и педофилам. Что вы тогда имели в виду?

– Всегда удивляло, как делаются информационные манипуляционные технологии. Когда что-то вырывается из контекста, а потом ставится штамп. Например, из меня  сделали «гремучего» гомофоба. Слово «фобия» означает панический страх. У меня нет к этим людям никакого страха. Я вернусь к этой цитате и прочитаю ее в контексте. Эту фразу я сказал три года назад на пресс-конференции. Некоторые люди считают, что я вступил в должность и сделал подобные заявления после. Но это уже не соответствует действительности. Я сейчас прочитаю:

Президент благотворительного фонда «Семья» Адриан Буковинский отметил: «Обществу навязываются антинормы, нас готовят к их принятию. Ожидается, что общество изменит свой взгляд на эти вопросы. Сейчас мы дискутируем о правах геев и лесбиянок, но нужно говорить и о других персонажах гендерного спектра – педофилах, некрофилах, зоофилах и т.д. Это все звенья одной цепи. Нужно говорить обо всех его звеньях, они ведь тоже претендуют на инаковость. Тогда складывается полная картина того социума, который нужно легализовать. Успешно, шаг за шагом это выполняется в странах Европейского Союза. Сейчас проходит кампания по смещению акцентов. Звучит предложение изменить точку зрения. Общество однополых пар, каково его будущее? Ответ очевиден – гей-культура приводит к уничтожению мира. Поэтому мы отстаиваем и отражаем взгляды подавляющего числа сограждан».

Сейчас, например, в нескольких странах Евросоюза идет дискуссия по поводу педофилии, а именно снижения возрастного барьера до 12 лет на согласие иметь половую жизнь. Согласно ВОЗ (Всемирная организация здравоохранение), еще в 1990 году гомосексуализм был отклонен. Потом стал нормой.

Что касается фразы «гей-культура ведет к уничтожению мира» – здесь рассматривать надо в контексте: между геями нет продолжения жизни. Там не могут рождаться дети. А если не рождаются дети – это вымирание.

– В Украине увеличивается количество людей с положительным отношением к гей-культуре. Каким вы видите направление взаимодействия с ними?

– Геи имеют свой образ жизни, никто не влияет на него, это их выбор. Но речь идет о вопросах иного спектра – они претендуют на пропаганду такого образа жизни. Мы анализируем программы, которые внедряются в школах Европейского Союза. Там детям дают сразу информацию по выбору пола. Украинские семьи должны задать себе вопрос: насколько мы с этим соглашаемся? Насколько мы соглашаемся с тем, чтобы нашим детям и внукам делали соответствующие предложения в том возрасте, в котором они еще об этом вообще не думают?

Чтобы изменить взгляды человечества, нужны соответствующие технологии. Для этого в обиход вводятся новые слова, например «гендер», после новому слову дают новые значения. Сейчас мы слышим о «социальном поле» – человек может сам выбирать себе пол.

– На одном из новостных ресурсов появилась информация, ее впоследствии растиражировали другие СМИ, о вашей причастности к «секте Ильи Догнала» (Украинской правоверной греко-католической церкви)…

– Я считаю, что даже не стоит это обсуждать. Это фейк, пустышка. На своей Фейсбук-странице я опубликовал всю хронологию событий и дал объяснение. Более того, моя церковь также высказала свою официальную позицию.

– Уполномоченного по делам семьи теперь будут выбирать на открытом конкурсе, с участием представителей общественности, ученых, представителей религиозных организаций, профильных комитетов… Чего можно ожидать в случае, если изберут человека с нетрадиционными взглядами на традиционную семью?

– Этот вопрос действительно выходит на уровень общественного резонанса. Обществу предоставляется определенный вызов. Какое направление развития в контексте семейной политики оно примет? В соответствии с гей-лобби, которые видят легализацию однополых партнерств и браков, позднее – усыновление детей, создание программ в школах, позже принятие закона о дискриминации всех несогласных. Сейчас произошла дискриминация взгляда на естественную семью, то есть мужчины и женщины. Поэтому общество в лице церквей, общественных организаций, ученых и т.п. должно показать свою реакцию. Здесь речь не идет о персоналиях, здесь говорится об отношении общества к тому, что происходит. Если мы, народ Украины, одобряем такое развитие событий, тогда не на что жаловаться. Но мы знаем, что общество не принимает такую точку зрения, общественность должна выражать свою позицию. Это надо публично озвучить и противостоять. Отстаивать свое виденье о воспитании, создании и развитии семьи, какой она должна быть в контексте, чтобы это приносило мир, счастье, радость, удовольствие супругам, их детям. Это называется семьей. Это является основой государства. Когда есть стабильная семья – государство имеет шанс на развитие и процветание. Потому что все хорошее исходит из правильной семьи.

– А какие вы видите первоочередные вопросы в сфере государственной семейной политики?

– Я вижу проблемы, такие как: неполная семья, несчастная семья, дети живут без родного отца. Это ненормально. Каждый человек нуждается в том, чтобы иметь прочные взаимоотношения, хочет быть счастливым, чувствовать мир и удовлетворение.

Люди не создают семью, чтобы ее потом грубо уничтожить. Но в большинстве случаев так почему-то происходит. Одной из причин является неготовность к браку. 100% участников наших подготовительных программ, которых мы опрашивали, сказали, что им это было нужно. Ни один человек не сказал, что эти знания были бесполезны. Наоборот, они задаются вопросом: почему никто не учил об этом раньше? Мы были в десятках школ, общались с тысячами учеников, я слышу много вопросов от детей, они рассказывают о том, как им было интересно и полезно все это услышать.

Как ученый я провожу различные исследования. Приходя в разные школы, мы задавали  подросткам один вопрос: «К кому вы обращаетесь за советом в трудных жизненных обстоятельствах»? Там не было вариантов ответов, дети писали то, что хотели. Когда мы обработали более полутора тысяч анкет, то увидели такие цифры:

  • к родителям – 12%
  • к отцам –  1%,
  • к мамам – 34%,
  • к друзьям – 27%,
  • сам решаю – 26%

Вот такая невеселая картина получается с папами. Но отец принимал в зарождении ребенка 100-процентное участие. Прошло 13-15 лет, и только 15-16% стали авторитетами в глазах своих детей. Я также не родился папой, я родился сыном. Чтобы мне стать отцом, меня надо было научить. Мой отец должен был показать мне свой пример. Возникает вопрос об образовании в школе: насколько важно показать детям, что такое ответственное отцовство?

Мы имеем огромную сеть сотрудничества с научными институтами, с учеными и методистами. Сформировать учебники, программы, подготовить целую армию специалистов – это является сущностью семейной политики. Цель –  уменьшить количество разводов, поднять качество семьи. Ведь качеству отношений также нужно учиться.

Информационные технологии навязывают взгляды, которые не соответствуют запросам и нуждам общества, не дают ответов на вопрос «Как мне обеспечить то, в чем я нуждаюсь?». Обществу нужны эти ответы. Но для того, чтобы что-то решать, нужен четко сформированный государственный подход.

– Некоторые считают, что в этой должности нет необходимости…

– Я читал некоторые заявления правозащитных организаций о том, что эту должность вообще надо отменить. Потому что она якобы дублирует функционал института социальной политики. Ничего она не дублирует. Потому что недостаточно функционала в министерстве социальной политики, чтобы решать эти задачи. Они не будут делать учебники и разрабатывать программы, это не их дело. Министерство только реагирует на проблемы.

Ошибочный путь состоит в том, что, сколько бы мы ни решали проблем, они не исчезают. Мы идем другим путем – предупреждаем проблему. На порядок легче и дешевле предупредить проблемы, чем их потом решать и тратить огромные средства из бюджета.

Направление, которое мы представляем в должности уполномоченного по вопросам семьи, экономит в перспективе миллиардные средства государства. Чем раньше мы будем вкладывать в сознание молодых людей правильные понятия, тем лучше они будут оснащены для решения своих проблем. Сейчас получается так, что мы обворовываем наших студентов, подростков, детей и семьи, не давая им полезной информации.

Мы хотели бы по вертикали социальных служб создавать специальные курсы для этих людей. За время моей многолетней работы к нам обращались и приходили на подобные курсы разные люди: женатые, неженатые, разведенные, пожилого и молодого возраста. Все хотят найти ответы: что я не так сделал? где ошибался? из-за чего у меня произошла такая ситуация? Обращаясь к нашим исследованиям, добавлю, что 40% граждан Украины открыты к таким знаниям.

Общество измучилось от передач, наполненных стрессом, безнравственностью, свободным сексом. Секс – это прекрасная вещь, которая должна быть между мужчиной и женщиной огромным удовольствием. Но раздавать свое тело «налево и направо» не является нормой. Человек имеет право, но должен осознавать последствия. Мало кто говорит о вопросах здоровья, об эмоциональном стрессе при постоянных сменах партнеров. Мы готовы предоставлять эту информацию. В основе – христианский взгляд на семью. Это очень хорошее виденье, потому что христианство предлагает ценности.

– Выходит, вы готовы предложить кейс полезной образовательной информации в сфере семейных отношений?

– Абсолютно верно. Говоря о якобы нашем протесте, не понятно – против чего протест? Ведь мы не ограничиваем чьи-то права выбирать свой образ жизни. Но у нас есть обязанность представить взгляд на семью, которая действительно является полноценной. Важно учитывать тысячелетний опыт, знания, культуру, научное наследие – обобщенный опыт, который надо показать обществу. Именно он защитит от разрушения.

– Что вы думаете о международном усыновлении украинских детей-сирот?

– В Украине более полутора миллионов семей не могут иметь детей. А сколько детей в Украине требует усыновления? Возникает вопрос, есть ли желание у такого количества семей усыновить ребенка? Мне кажется есть. Если в Украине некому усыновить ребенка, тогда нужно обеспечить условия и дать возможность жить в семье за рубежом.

– Какое у вас виденье относительно того, как преодолеть в Украине проблему алко- и наркозависимости родителей? Как защитить детей в таких семьях от издевательств?

– Большие достижения в этой сфере имеют соответствующие общественные организации, которые работают с зависимыми людьми. Есть замечательная программа «12 шагов», признанная Всемирной организацией здравоохранения. Поэтому, учитывая опыт и результаты, убежден, что государство должно содействовать деятельности таких организаций и структур. И брать на вооружение как государственные программы. Для этого очень важно распространять свидетельства людей, освободившихся от зависимостей. Важно именно этим людям приходить в школы и рассказывать, какая катастрофа ждет человека, когда он входит в сферу наркотиков и алкоголя. Когда подростки слышат подобную информацию – это наиболее действенный способ.

И еще раз подчеркну – предупреждение проблемы стоит «мизер», а решение этой же проблемы – миллиарды. Сама философия семейной политики в предупреждении, профилактике.

– Бороться за ценности в Украине становится тяжелее…

– Мы были готовы к этому шуму, но украинский народ – мудрый народ, он разберется и отстоит то, что нужно нам, нашим детям, нашим семьям, украинцам. Мы наведем порядок в нашем доме. Это инвестиция в будущее поколение. Это семейная политика. Согласно Положения о правительственном уполномоченном по вопросам семьи, уполномоченный имеет функционал координировать работу других министерств. Министерство социальной политики, министерство здравоохранения, министерство образования имеют свои инициативы. Даже министерство обороны имеет свои программы, особенно, что касается реабилитации бойцов, вернувшихся из зоны АТО. Потому что те, кто возвращается в семьи, нуждается в психологической помощи. Военные капелланы, к примеру, имеют соответствующие контакты и информацию от тех же военных капелланов  из армии США. Они знают, какие инструменты дать в контексте именно реабилитации военных.

Семейная политика реализуется в сотрудничестве с очень многими профильными министерствами и учреждениями. Поэтому нужен представитель, человек, координирующий этот процесс. Таким образом формируется семейная политика страны, которая должна стать национальной стратегией, приоритетом страны. Я убежден, что её нужно рассматривать исключительно в контексте национальной безопасности. Поэтому именно эта должность призвана начать формирование процесса. Это инвестиция в будущее страны.

Видеоверсию интервью смотреть здесь

Общалась: Мария Курбатова, emmanuil.tv

Записала: Татьяна Пинчук, territoriao.info

Shares